главная | статьи | родословные | коллеги | пишите

 

ЕЛЬКИН Михаил Юрьевич

 

ЗАМЕТКИ О РОДЕ И ФАМИЛИИ СОСНОВСКИХ

 

В словаре С. И. Ожегова слово "фамилия" толкуется как "наследуемое семейное наименование, прибавляемое к личному имени". В. И. Даль дает и более раннее значение - род, племя, предки и потомство. Для описания истории каждой семьи необходимо установить происхождение и значение фамилии. Генеалогические исследования помогают разобраться среди множества ветвей одного рода, а также выявить однофамильцев. Попробуем проследить историю фамилии и семьи на примере крестьян Сосновских из села Покровского Артемовского района Свердловской области.

 

1. Появление фамилии

 

Существовала легенда об образовании села Харловского: "... в 1670 г. три брата финского племени - Харлик, Кочура и Черта, уклоняясь от платежа ясака, перешли Урал и поселились на том месте, где находится село Харловское. Они были основателями села. От имени первого брата произошло само название села, от имени второго - фамилия Кочуриных, существующая до настоящего времени и более распространенная среди местного населения, имя третьего брата сохранилось в названии места - Чертата, измененное народом в Чертята. У Харлика была дочь, обращенная в христианство отцом Авраамием и названная Анастасией. Одновременно с тремя братьями, недалеко от места, занятого ими, поселился беглый крепостник по прозвищу Сосна; он положил основание деревне Сосновке."

Пока недостаточно сведений, чтобы судить о том, как было на самом деле. От прозвища Сосна должно было образоваться название деревни Соснина (Соснова) и фамилия "Соснины", однако в Сосновке жили крестьяне Сосновские.

Б.-О. Унбегаун считает фамилии с окончанием на -ский дворянскими и церковными по происхождению, либо польско-белорусско-украинскими. С ним соглашается В. А. Никонов, добавляя, что в XIX в. такая форма фамилий стала появляться и у крестьян, но крайне редко и, в основном, на Русском Севере. Можно привести несколько возражений высказанным мнениям.

Во-первых, о древности крестьянских фамилий на -ский. В "Известии об основании Далматовского монастыря" о старце Далмате говорится, что в 1644 г. "... некто поселянин богобоязлив Киргинские слободы Семен Тимофеев сын по реклу Сосновския указа ему, старцу, место... на Исете на Белом Городище, и ту вселися един, и живя неколико время..." Следовательно, интересующая нас фамилия появилась не в XIX, а в XVII в.

Во-вторых, о распространенности фамилий на -ский. В исповедных росписях Верхотурского и Ирбитского уездов за 1800 г. насчитывается около 30 фамилий крестьян и мастеровых с окончанием на -ский. Среди них: Кукарский - по слободе Кукарка Казанской губернии (теперь город Советск Кировской области), Мугайской - по реке Мугай, впадающей в Тагил. Обе фамилии прослеживаются по Верхотурским переписям еще с XVII в.

Наиболее часты на Урале фамилии, указывающие на место происхождения семьи. Во времена колонизации Урала в XVII - XVIII вв., при большой текучести населения администрации необходимо было фиксировать семьи. Большинство податного населения не имело фамилий, поэтому к имени переселенца добавлялось указание на местность, откуда он прибыл. Так возникли фамилии Устюжанин, Важенин, Чусовитин, Зырянов, Каргополов. Вариант используемого для оформления фамилии суффикса зависел от удобства произношения. Для топонимов типа Кукарка, Сосновка подходят окончания на -ец, -ский. Например, в переписи Аятской слободы 1703 г. встречаем двух дворохозяев с прозванием Кукарец, одного - Кукарцов, двух -Кукарской.

Попробуем определиться, откуда мог приехать на Урал родоначальник семьи Сосновских. Судя по вышеприведенным фамилиям, топоним Сосновка должен обозначать довольно значительный географический объект, т. е. известную реку или населенный пункт.

Перепись 1679 г. Невьянского Богоявленского монастыря (далее - НБМ) так описывает семью вкладчиков Сосновских: "Двор, а в нем крестьянин Стенка Федоров Сосновской, родом пенежанин, детей у него: сын Оска, да Мишка, да внук Микифорко. В монастырь платит он с пашни выделной хлеб пятым снопом. На Пенеге жил он в государеве тягле, за монастырем живет со 138 [1630], в Сибирь пришел в том <же году>. Двор, а в нем живет крестьянин Оска Федоров Сосновской, родом пенежанин, детей у него: Потапко, да Федка, да Микит<ка. В монастырь платит он с пашни своей> выделной <хлеб пятым снопом. На Пенеге жил он> в государеве тя<гле, за монастырем живет> со 138 году и в Сибирь приш<ел в том же году>."

На Пенеге была Сосновская волость, что позволяет довольно точно локализовать прародину первых Сосновских. Видимо, сосновские Пенежанины чем-то выделялись из других пенежан, поэтому получили прозвище по конкретному топониму. До сих пор Сосновка - центр сельсовета в Пенежском р-не Архангельской обл.

В селе Покровском фамилия "Сосновский" чаще употреблялась и сохранилась в форме "Сосновских". В. А. Никонов описывает два ареала происхождения фамилий на -их (-ых): один - на север от Сухоны до Двины, другой - на северо-восток от Курска. Из 56 семей НБМ (сел Монастырского, Покровского и Пышминской заимки), прибылых между 1659 и 1680 гг., 27 семей происходят с бассейна Северной Двины. В пользу Курского же варианта происхождения говорит то, что в этом ареале есть и река Сосновка, на которой стоят города Елец и Ливны, и село Сосновка в Курской области, кроме того, в легенде о происхождении харловской Сосновки крестьянин Сосна назван беглым крепостным, т.е. не с черносошенного Севера. Однако в малозаселенном в первой половине XVII в. Верхотурском уезде не было смысла выделять курян (если такие были) по названию их конкретного села или деревни.

 

2. Распространение на Урале

 

Осваивая новые места, крестьяне часто переносили с собой старые топонимы. Так потомки братьев Сосновских основали возле села Монастырского деревню Сосновку, а отделившиеся дети Михаила Степанова основали деревню Сосновку возле села Покровского. Прослеживается интересная общая черта, ведь и легендарный харловский Сосна поставил свой дом не в селе, а отдельной деревней. Трудно судить об общих предках харловских и покровских Сосновских на их прародине. Возможно, эти уральские семьи являются только однофамильцами.

Территория Харловского села на момент его основания относилась к Киргинской слободе. Видимо, родоначальником харловской семьи Сосновских был уже упомянутый в связи с Далматовским монастырем Семен Тимофеев Сосновский. Во вкладных книгах Далматовского монастыря за 1671 - 1703 гг. встречаются имена его вдовы Анастасии, сына Прокопия и брата Никиты как крестьян Киргинской слободы. Если они действительно поставили свой двор недалеко от Харловского села около 1670 г., то название деревни Сосновка могло еще не зафиксироваться в конце XVII в., либо двор принадлежал одному из их неупомянутых родственников.

Третья известная автору семья с такой фамилией жила в Пышминской слободе в начале XVIII в. Сказка II ревизии (1747 г.) сообщает, что у Евсея Иванова сына Сосновских *1658/59 +1723, крестьянина деревни Чернышевской, было три сына: Петр (взят в рекруты в 1737 г.), Михаил (взят в рекруты в 1730 г.), Иван (взят в рекруты в 1738 г.). В деревне остался только сын Петра Евсеева Роман.

По сказке VIII ревизии (1834 г.) в Новопышминской волости Камышловского уезда находим два двора Сосновских: Федора Федорова *1765 +1827 и Ивана Степанова *1782 +п. 1834. Оба они жили на землях, принадлежавших некогда НБМ: первый - в деревне Мелнишной, а второй - в деревне Кашиной - однако пока не удалось включить их в какую-либо из росписей Сосновских. Иван Степанов в исповедной росписи Камышловского уезда 1809 г. записан сыном Ефима Афанасьева Батакова *1736 +п. 1809, а в исповедной росписи 1822 г. - племянником.

Прочие семьи с фамилией "Сосновских", появлявшиеся на уральских заводах и в волостях позже, являются, видимо, потомками трех вышеперечисленных.

Кроме того, на Урале встречается и фамилия "Сосновцев". Например, в 1680 г. в деревне Сизиковой Невьянской слободы стоял двор Елфимка Максимова сына Сосновцова, который родился в Половодове погосте Соликамского уезда и пришел "в Сибирь" в 1669 г. Вполне возможно, что он был сыном выходца из пенежской Сосновки, т. к. соликамские земли в XVI - XVII в. заселялись тем же потоком переселенцев, что и Зауралье.

Вернемся к топониму Сосновка. На территории Зауральских уездов встречаются и другие населенные пункты с подобным названием, например, село Сосновское Екатеринбургского уезда (ныне сельсовет в Каменском районе Свердловской обл.). Согласно книге "Приходы и церкви Екатеринбургской епархии", оно было основано в 60-е гг. XVIII в. как деревня Сосновая на берегу Соснового озера беглыми крепостными, не принятыми в Камышевском селе. В 1831 г. Сосновая причислена к Маминскому приходу, а самостоятельный приход открыт в 1859 г. Едва ли екатеринбургское Сосновское представляет интерес для исследуемой нами родословной: перепись 1725 г. не только позволяет отодвинуть на несколько десятилетий в прошлое дату основания этого населенного пункта, но и сообщает, что среди первых жителей деревни не было ни одного крестьянина с фамилией "Сосновских" или близко звучавшей.

Другое село Сосновское - Шадринского уезда - было заселено раскольниками-беспоповцами позднее, в начале XIX в. Единоверческий приход в нем открыт в 1832 г., до этого времени крестьяне являлись прихожанами Толстиковской (Спасской) единоверческой церкви в Екатеринбурге.

Малозаселенный Шадринский уезд осваивался в значительной степени жителями старых верхотурских сел. Крестьяне передавали разработанные участки переселенцам из европейской части России, а сами переходили на новые места, чтобы получить льготы, новый инвентарь, скот, деньги - так государство заботилось об освоении Сибири. Так появились в Шадринском уезде названия сел Невьянское, Ницынское, Першинское. Точно известно, что село Покровское под Каменском-Уральским (Екатеринбургский уезд) основано переселенцами из артемовского Покровского. Возможно, что и основатели шадринского Сосновского являлись выходцами из одной из вышеназванных Сосновок или из деревни Сосновой.

По данным ревизских сказок, метрических книг, рекрутских наборов удалось установить происхождение некоторых ветвей Сосновских, выделившихся в разное время на заводы. Из крестьян в мастеровые обычно люди попадали по рекрутским наборам. По Сенатскому Указу от 14 июля 1725 г. рекрутов из сел, приписанных к заводам, велено было брать "в заводские работы обучать всякому мастерству". Например, родоначальник Сосновских Верх-Исетского завода, Павел Иванов, попал на завод в "непременные работники" по рекрутскому набору 1806 г. из Харловского села деревни Сосновской. Тогда же на Березовские золотые промыслы попал его земляк Лазарь Павлов Сосновской с сыном Кузьмой. В 1810 г. из деревни Нелоба под Нижней Салдой на Березовские золотые промыслы прибыл Иван Дмитриев Сосновский.

В сказке VIII ревизии (1834 г.) по Кушвинскому з-ду записан Петр Васильев Сосновской, 24 года, прибывший в завод по рекрутскому набору из "деревни Шакульской Каргомолской волости" Шадринского у. Он умер в 1836 г. не оставив потомства. Исповедная роспись Шадринского у. за 1800 г. показала ошибку кушвинских переписчиков. П. В. Сосновской происходит из дер. Тамакульской Каргопольской в. В 1800 г. там было 3 двора Сосновских, а четвертый находился в той же волости в дер. Тагильской. Даже названия деревень свидетельствуют, что в них жили крестьяне, переселившиеся из более северных слобод.

Родоначальником нелобских Сосновских является крестьянин села Покровского (артемовского) Варлам Петров сын *1718 +1782/95, "непомнящий родства". Его жена Татьяна *1725/26 +п. 1763 была дочерью Степана Михайлова Сосновских *1699/1700 +1725/44. В сказке IV ревизии (1782 г.) по Нижне-Салдинскому заводу в списке крестьян деревни Нелобы Варлам Петров без фамилии записан среди "счисленных равно с крепостными", и указано, что он был крестьянином села Покровского, а переведен в Нелобу с Нижне-Тагильского завода. Фамилия "Сосновских" появляется по документам уже у внуков Варлама Петрова, видимо, первое время она сохранялась в семье устно.

 

3. История рода Сосновских, жившего в селе Покровском

 

Повторим, что братья Степан и Осип Федоровы дети Сосновских поселились в НБМ еще в 1630 г. На протяжении XVII в. их семьи жили в селе Монастырском (ныне - Кировское). Они относились к категории монастырских вкладчиков. За определенный вклад монастырь брал на себя содержание крестьянина в старости. Чаще всего вкладом было не имущество, а крестьянский труд. По вкладной записи крестьяне связывали себя с монастырскими отработками на долгий срок, иногда становясь пожизненными монастырскими работниками.

В XVIII в. на Урале началось бурное строительство заводов, значительнейшую роль в котором сыграли Демидовы. Для обеспечения заводов рабочими руками Демидовы добились у Петра I разрешения использовать труд "государевых" крестьян. Заводчики обязались платить за крестьян налоги в казну, а крестьяне должны были отрабатывать эти деньги на таких вспомогательных заводских работах, как строительство, заготовка дров и углежжение, извоз. В 1703 г. к Невьянскому заводу были приписаны Аятская и Краснопольская слободы, а также земли, отобранные у НБМ.

Старцы монастыря воспротивились передаче их земель Демидовым и затеяли тяжбу, которая длилась несколько лет. В результате с 1706 г. село Покровское окончательно осталось за Демидовыми, а село Монастырское - за НБМ. В переписных и отдаточных книгах 1703 г. все ветви рода Сосновских числятся в селе Монастырском. Пока невозможно определить причину отделения одной из ветвей семьи и переезд из одного села в другое, но это, скорее всего, произошло между 1704 и 1706 гг.

В сказке III ревизии (1763 г.) по селу Покровскому описано 3 двора, занимаемых семьей Сосновских. Все эти крестьяне являются потомками Михаила Степанова, второго сына Степана Федорова. Всего в трех дворах жило 68 человек, в том числе 16 мужчин в возрасте старше 15 лет.

Деревня Сосновка в ревизских сказках XVIII в. еще не упоминается, однако по исповедной росписи 1800 г. видно, что все дворы Сосновских стояли только в этой деревне. В начале 1830-х гг. название деревни Сосновки исчезает со страниц метрических книг, деревня слилась с селом Покровским и стала одной из его улиц. Интересно, что ревизские сказки продолжали выделять Сосновку в отдельный населенный пункт. В настоящее время этот конец села называется Соснята.

В 1762 - 1763 гг. по всему Уралу прокатилась волна крестьянских бунтов против системы приписки государственных крестьян к казенным и частновладельческим заводам. Активным участником событий на стороне крестьян был мирской староста села Покровского Клементий Пахомов сын Хмелев *1711 +1774/99. Ревизская сказка 1763 г., содержащая не только женские имена, но и сведения о происхождении замужних женщин, позволила установить имя жены К. П. Хмелева - Прасковья Алексеева *1708/09 +п. 1763, дочь Алексея Михайлова сына Сосновских *1688/89 +1756.

Больше "повезло" с известностью на страницах документов Егору Иванову Сосновских. Пятьдесят лет спустя после вышеупомянутых событий, в 1812 г., в селе снова начались беспорядки. На этот раз их возглавил внук К. П. Хмелева - волостной голова Андрей Никифоров Хмелев. А среди наказанных после подавления бунта войсками встречаем Е. И. Сосновских, который вместе с Арефием Михайловым Неклюдовым *1790 +п. 1850 был назначен отводчиком крестьян в работы по рубке куренных дров для Нижне-Тагильского завода и не выполнил своих обязанностей. В данной ему для суда характеристике сказано, что он прежде был судим "в 1810-м <году> за кражу у крестьянина Ефима Безпамятных лошади и хлеба, но по неясному доказательству во оном оставлен в подозрении, <в> 1811-м <году> за кражу имения ниже 20 <рублев> был в заработке". В 1830 г. Е. И. Сосновских был отправлен в ссылку, причина которой пока неизвестна.

В 1814 г. уральские крестьяне наконец-то были освобождены от приписной системы.

Село Покровское было центром волости. Изначально к селу относились деревни Липина, Луговая, Ближняя и Дальняя Трифоновы (они же, соответственно - Малая и Большая). В первой половине XVIII в. появилась деревня Лягушина, она же Кляпинина, а к концу века крестьяне Стригановы выселились из села в деревню Ключи, а Пономаревы - в Камыш. В 1800 г. в приход Покровской церкви входили кроме села деревни Сосновка, Ключи, Камыш, Ближняя Трифонова, Кислянская, Дальняя Трифонова, Бродовка и Паршина. Деревни Липина, Луговая и Лягушина входили в Мироновский приход. Деревни Бродовка и Паршина, принадлежавшие ранее Арамашевской слободе, к 1816 г. уже вошли в Покровскую волость. При укрупнении волостей по реформе министра государственных имуществ графа П. Д. Киселева, проведенной в 1837 - 1841 гг., село влилось в Шогринскую волость.

В отличие от других крупных семей, например, Стригановых и Пономаревых, автору пока не известны факты проживания покровских Сосновских в каких-либо других деревнях кроме Сосновки на протяжении всего XIX в.

Для составления родословной росписи автор использовал в основном метрические книги и ревизские сказки. Эти источники дают очень мало биографической информации, однако некоторые выводы, рассказывающие о семье, все-таки можно сделать.

Автором в связи с родом Сосновских проработаны непрерывно метрические книги Покровской церкви с 1800 по 1865 гг. За этот период родилось 328 мальчиков и 351 девочка. Из этого числа в возрасте до 10 лет умерли 151 мальчик и 149 девочек, т. е. 46% и 42,5% от родившихся. Большинство детей умирало еще до 1 года, основными причинами смерти указаны "понос", "родимец", "кашель", "слабость", "горячка", корь, оспа.

Большая детская смертность компенсировалась большой рождаемостью. В семьях было по 10 - 15 детей от двух браков. В повторный брак вступали, как правило, через 2 - 4 месяца после смерти одного из супругов, что было вызвано необходимостью поддерживать крестьянское хозяйство.

Другой группой сведений, представляющих интерес для анализа, являются указания на службу в армии. По рекрутским наборам крестьяне попадали не только в армию, но и в мастеровые казенных заводов, однако мастеровые обустраивались в новых местах и не возвращались в родное село, поэтому в метрических книгах упоминаются обычно только отставные солдаты. Рекрутские наборы позволяли общине избавляться от обедневших крестьян, вернувшиеся со службы солдаты были освобождены от уплаты налогов.

По родословной росписи удается проследить целые династии, связанные с армией. Всего известно 43 человека, взятых из села на царскую службу. Ниже приводится ветвь Сосновских, в которой солдаты встречаются наиболее часто:

В этой ветви встретились только рядовые солдаты, хотя среди Сосновских были и унтер-офицеры и фельдфебели. Последний в таблице - Яков Фирсович - был уже участником Великой Отечественной войны и не посрамил воинских традиций своих предков. Здесь следует упомянуть, что во время ВОВ погибло 33 представителя семьи Сосновских из Покровского.

Судьба всей России не миновала семью Сосновских. Так в 1937 г. конюха Режевского леспромхоза "Михаила Матвеевича Сосновских судили по ст. 58 пункт 10 за пропаганду контрреволюционных идей. Определили десять лет исправительно-трудовых лагерей. За десятьлет Михаил Матвеевич сменил три лагеря: Саратов, БАМ, Воркута. ...Во всех - изнурительная работа, недоедание, голые нары, плохая одежда и обувь, издевательства охраны и уголовников и болезни, болезни..." Трагической судьбе М. М. Сосновского и его семьи посвящена глава в книге Ольги Мартыновой "Против собственного народа".

В истории нашей Родины есть такие страницы, которые можно понять только прикоснувшись к биографиям конкретных людей.

 

4. Брачные связи

 

Семья была одной из самых многочисленных в селе. По количеству дворов (19) среди полусотни крестьянских фамилий Покровского в сказке VIII ревизии (1834 г.) Сосновских занимали четвертое место вместе с Абакумовыми после Стригановых, Пономаревых и Черемных. Многочисленность, разветвленность и древность рода позволяли заключать браки даже между однофамильцами. Первый внутрифамильный брак был заключен в VII-м поколении около 1784 г. между Иваном Аврамовым *1760 +21.09.1834 и Дарьей Ивановой *1761/62 +23.12.1816 Сосновских, 4-юродными братом и сестрой. А всего установлено около 20 браков внутри рода на протяжении XIX - начала XX веков.

Особый интерес представляют взаимоотношения с другими фамилиями, которые характеризуются брачными связями семьи. Краевед из г. Артемовского, уроженец села Покровского А. И. Брылин сообщил автору интересный факт. Женихи из Бродовки (эта деревня превратилась в одну из улиц села) не брали невест из Бурлаков (название части села), считали, что "бурлаковские девки" будут плохими женами. Аналогичный пример приводит А. И. Кротов, краевед из Липино: в селах и деревнях по Режу было принято отправлять сватов в поселения, находящиеся выше по течению реки.

При подсчете установленных браков семьи Сосновских выявилась группа фамилий, с представителями которых семейные отношения завязывались чаще. Автором внесены в таблицу фамилии с числом браков 5 и более. При анализе таблицы следует учитывать, что всего рассмотрено 372 брака, в том числе 14 браков с семьями, жившими за пределами Покровской волости (в границах 1834 г. до включения в Шогринскую волость). По многочисленности в таблицу вошли только браки, заключенные с крестьянами сел и деревень, входивших в разное время в Покровскую волость.

 

Таблица 1

Фамилия

Количество дворов по ревизии 1834 г.

Из семьи (человек)

Женихов

невест

всего

1.        Абакумовы

2.        Белоусовы

3.        Брылины

4.        Воробьевы

5.        Гаряевы

6.        Гладких

7.        Горбуновы

8.        Гусевы

9.        Доможировы

10.     Дроздовы

11.     Загвоздкины

12.     Лукины

13.     Нехоновы

14.     Плехановы

15.     Подшиваловы

16.     Поликарповы

17.     Пономаревы

18.     Редькины

19.     Ретневы

20.     Рябовы

21.     Смирнягины

22.     Соколовы

23.     Стригановы

24.     Фадеевы

25.     Хмелевы

26.     Черемных

19

5

12

7

5

12

6

7

12

7

8

5

5

2

13

7

43

13

3

9

7

9

43

11

12

25

7

4

1

4

6

8

3

1

4

3

9

3

2

4

4

2

16

2

-

2

6

4

19

2

5

11

4

3

6

3

1

9

3

5

3

2

8

5

3

1

1

7

20

3

5

4

3

9

12

7

5

14

11

7

7

7

7

17

6

6

7

5

17

8

5

5

5

9

36

5

5

6

9

13

31

9

10

25

Итого

 

132

146

278

 

 

При анализе таблицы 1 необходимо учитывать, что автором не отслежены браки, заключенные в соседних приходах: Мироновском (куда входили покровские деревни Липино, Луговая и Лягушино), Егоршинском, Курьинском и др. Автором также не полностью обработаны метрические книги Покровской церкви. Однако некоторые аномалии уже при такой недостаточной информации бросаются в глаза, особенно, если сравнить с крупными семьями, не вошедшими в таблицу 1 из-за малочисленности брачных связей (таблица 2).

Таблица 2

Фамилия

Количество дворов по ревизии 1834 г

Количество известных браков

1.Зыряновы

2.Кайгородовы

3.Клепинины

4.Колотиловы

5.Кротовы

6.Ольковы

7.Пищиковы

8.Рукомойкины

9.Трифоновы

10.Шабуровы

11.Шипицыны

10

7

8

7

18

40

7

9

11

11

9

2

2

1

3

-

4

2

4

1

1

4

Итого

 

24

 

Автор считает, что на данном уровне исследований рано делать какие-либо выводы относительно привязанностей семьи Сосновских. Однако можно определить направления дальнейшей работы: сбор информации из соседних приходов, разделение информации по географии (хотя бы в рамках отдельных населенных пунктов), разделение информации по хронологии в связи с историей села Покровского.

 

5. Загадки документов

 

Большое количество разночтений в источниках представляет определенные сложности для исследователей при отождествлении некоторых представителей рода. В архивах часто хранятся не первичные документы, а копии и "копии с копий", сделанные в XVII - XIX вв. Поэтому варианты именования, официального и бытового, чередуются с описками делопроизводителей и копиистов. Особенно это проявляется в документах, где человек упоминается отдельно от большой семьи, например, в метрических книгах. И только в результате широкого охвата информации удается разобраться с невписывающимися в роспись фрагментами родословных.

Например, у Федора Гаврилова Сосновских *2.06.1806 +8.09.1858 была жена Александра Михайлова, она же Моисеева, урожденная Поликарпова, *1803/04 +10.11.1825 и сыновья от второй жены Анастасии Андреевой, урожденной Гладких, *1805/06 +13.08.1861: Иосиф Федоров, он же Гаврилов и Флоров *9.09.1828 +п. 1865 и Евстафий Федоров, он же Евгений и Сергей *5.08.1834 +1862/81.

Прозвание "Сосновских" часто употреблялось по отношению ко всем жителям деревни Сосновки. На протяжении нескольких поколений представители семьи Загвоздкиных встречаются в метрических книгах то под своей фамилией, то под фамилией Сосновских, что было обусловлено не только многочисленными родственными связями, но и местожительством. В единичных случаях с фамилией "Сосновских" упоминаются также сосновские крестьяне Плехановы, Подшиваловы, Турицыны и другие.

Можно привести и несколько примеров использования членами рода Сосновских других фамилий, возможно, по воле составителей документов.

Сын Федора Иванова Сосновских *ок. 1767 +1799 Гаврило *1787/88 +11.10.1831 упоминается в метриках как Гаврило Гаврилов Стриганов (по отчиму), а в сказке VIII ревизии (1834 г.) как Гаврило Федоров Сосновских. Фамилия "Стриганов" появлялась даже у сына Гаврилы Федорова - Иосифа *2.09.1806 +п. 1848, а также у внуков, но ко второй половине XIX в. за ними закрепилась фамилия "Сосновских".

Сыновья Ивана Степанова *1777/78 +14.04.1807 от первого брака Ефим *21.01.1800 +12.11.1857 и Гаврило *6.07.1804 + п. 1846 носили фамилию "Сосновских". Вторая жена Ивана Степанова, Ирина Игнатьева, урожденная Кривых, *1782/83 +9.03.1837, в 1808 г. вышла замуж за Ивана Семенова Стриганова *1782/83 +1810/13. Сын Ирины Игнатьевой Аврам Иванов Сосновских *26.10.1807 +9.12.1850 получил фамилию отчима, и его потомство носило фамилию "Стригановы". Один из потомков, Игнатий Михайлович Стриганов *1886 +п. 1929 в 1929 г. стал первым председателем Покровского колхоза. Его сын - Николай *1910 +1964 - директором крупных оборонных предприятий на Урале.

Афанасий Федотов Сосновской *1729/30 + п. 1765 отсутствовал в селе Покровском во время ревизии 1763 г. Числясь в бегах, он работал на Усть-Миасском графа Шувалова винокуренном заводе до 1764 г., когда его обнаружили и вернули в Покровское. Вместе с ним в село были доставлены его жена Пелагея Иванова, урожденная Меншикова из деревни Овериной Арамильской слободы, с которой Афанасий Федотов вступил в брак в Усть-Миасском заводе, а также их дети - Михаил и Степан. Вскоре после этого Афанасий Федотов умер. Пелагея Иванова *1729/30 +24.07.1814 вышла вторично замуж за покровского крестьянина Петра Никифорова Белоусова, который тоже умер к 1800 г. Младший сын Афанасия и Пелагеи Сосновских, родившийся уже в селе в 1765/66 г., в исповедной росписи 1800 г. записан как Иван Петров Белоусов. Он же: в метрической книге 1801 г. встречается как Иван Афанасьев Сосновских; в метрической книге 1802 г. - Иван Афанасьев Белоусов; умер 7.03.1807 г. как Иван Петров Белоусов. Вдова Ивана Сосновских (Белоусова), Мария Григорьева, урожденная Черемных *1767/68 +п. 1810, в 1810 г. вышла замуж за Митрофана Григорьева Лобанова под фамилией "Белоусова". Однако ее дети от первого мужа Егор *1795/96 +п. 1829, Доминика *1798/99 +п. 1816 и Агриппина *23.06.1804 +23.07.1876, носили фамилию "Сосновских", хотя жили в семье Лобановых.

Обращает на себя внимание обилие в метрических книгах разночтений (описок?) в IX поколении семьи. Можно предположить, что это связано не только с многочисленностью, но и с малозначимостью судьбы членов рода. В "Словаре фамилий крестьян Покровской волости XVII - XX вв."@38 статья о Сосновских отличается почти полным отсутствием сведений о примечательных, с точки зрения краеведа, представителях этой семьи по сравнению, например, с Абакумовыми, Гладких, Колотиловыми, Писчиковыми, Стригановыми, Фадеевыми, Хмелевыми, Черемных, хотя Сосновских все же были участниками исторических событий.

 

6. Внебрачные ветви

 

По метрическим книгам практически невозможно установить отцовство внебрачных детей, и довольно многочисленные фрагменты родословных оказываются под вопросом. Например, родоначальником большой семьи стал Кузьма Миронов Сосновских *1.07.1814 +18.06.1864, внебрачный сын Марии Мироновой, урожденной Сосновских *1783 +27.07.1844. Он был женат на Марии Гавриловой, тоже Сосновских *22.06.1811 +20.02.1858.

Отчество незаконнорожденные дети часто получали по крестному отцу. Трудно установить, от кого родились дети у Марфы Митрофановой Сосновских *до 1893 +п. 1913, возможно - это был гражданский брак между кержаком и православной, но дети имели различные отчества: Иван Николаев *22.02.1908, Марфа Дмитриева *8.07.1911, Гавриил Петров *24.03.1913 +31.03.1913, Мария Михайлова *3.02.1914 +26.06.1914, Константин Сидоров *29.07.1915. Уже после революции Марфа Митрофановна была замужем (возможно, без венчания или регистрации) за Иваном Павловичем Воробьевым *1867 +1924, учителем в с. Липино.

Очень запутана история происхождения Калистрата Сосновских *27.09.1817 +до 1860, называемого источниками Ивановым, Федоровым и Андреевым. Степанида Ермолаева по мужу Сосновских *1780/81 +1.12.1848 родила сына Калистрата после смерти мужа Федора Михайлова *1770 +4.04.1813. Свекра тоже уже не было. Крестным отцом ребенку стал брат свекра Иван Иванов Сосновских *1760/61 +15.06.1824. В ревизской сказке 1834 г. Калистрат назван Федоровым, внуком Ивана Иванова. Однако упоминание Калистрата с отчеством Иванов можно объяснить по-другому. В метрических книгах он часто упоминается в восприемниках среди родственников Ивана Андрианова (Андреева) Сосновских *1780/81 +6.03.1826. С этой же семьей связан метриками и сын Калистрата - Михей Калистратов *14.08.1837 +1.07.1909, он же и Автономов (у Ивана Андрианова был сын Автоном *12.09.1816 +п. 1861). Не является ли Иван Андрианов отцом Калистрата Иванова (Андреева, Федорова)?

Для разрешения подобных загадок необходимо расширять круг исследуемых документов, уточнять биографии.

 

К дальнейшей работе

 

Автором не прослежена судьба старшей ветви этого рода, той, что осталась в селе Монастырском (оно же - Богоявленское, а ныне - Кировское Алапаевского р-на Свердловской обл.). В исповедной росписи 1800 г. там числилось 7 дворов крестьян Сосновских, почти все - в деревне Сосновке. Для сравнения: в Покровской волости - 17, а в Харловской - 28 дворов. Объем работы по составлению росписи только по одному населенному пункту (Покровской волости) показал, что на сбор всей информации о роде Сосновских и их однофамильцах, даже при наличии постоянного доступа к требующимся документам, уйдут годы.

Положение исследователя осложняется при начале работы с источниками XX в. в связи с возросшей миграцией населения. Ветви рода переместились из села в города Артемовский, Ирбит, Невьянск, Реж, в областной центр. С другой стороны, автору известна семья Сосновских, уже в нашем веке переехавшая в Свердловск из Тамбова. Во время революций 1905 и 1917 гг. в Екатеринбурге действовал известный революционер Лев Семенович Сосновский, в последствии крупный советский и профсоюзный деятель. Он родился в Оренбурге в семье отставного солдата. Фамилия "Сосновский" встречается даже среди дворянства.

Автор благодарит за помощь в сборе материала для росписи Бессонова М. С., Брылина А. И., Коновалова Ю. В., Кротова А. И., Перевалова В. А., Трофимова С. В.

Автор будет благодарен за любые сведения о представителях этой фамилии и предлагает сотрудничество в составлении родословных.

Публикуемая роспись является только рабочим вариантом, в котором еще много неясных мест. Автор указывает точные даты рождения и смерти в XIX - XX вв., установленные по метрическим записям и воспоминаниям современников. Остальные даты, зачастую, выведены при сравнении нескольких источников, иногда дающих различные сведения о возрасте. Социальное положение "крестьянин села Покровского" и "крестьянин деревни Сосновки Покровской волости" в тексте росписи опущено, так же, как и фамилия "Сосновских". В скобках указаны варианты именования, встречающиеся в различных документах.

 

главная | статьи | родословные | коллеги | пишите